12:40 

Школьная история, 21-22 главы

Джейн-Беда
Лозунг фантаста "Несем х...ню в массы". Олег Дивов
Название: Школьная история.
Автор: Джейн-Беда
Бета: Mestana.
Фэндом: Naruto
Категория: слэш
Пейринг: Сасу/Нару, Хина/Нару, Неджи/Нару
Рейтинг: R
Жанр: экшн, юмор, романс, AU, ООС
Размер: макси.
Состояние: в процессе.
Дисклеймер: Наруто и другие персонажи мне не принадлежат.
Саммари: Наруто Узумаки – самая «популярная» личность в школе. Он печально известный хулиган, забияка и драчун. Но у него есть мечта, и ради ее осуществления, он готов измениться.
Предупреждение: AU, OOC, употребление легких наркотиков, мат, рукоприкладство и прочие прелести подростковой жизни. Осторожно - гет.
Размещение: только с этой шапкой. Желательно ссылочку автору (то бишь мне). Внимание: распространению подлежит только бета-версия.
От автора: своего рода история Золушки. Но здесь вы не увидите ни прекрасного принца, ни хрупкой девушки с миниатюрными ножками. Это мой взгляд на заезженную тему «Нарутовцы в школе»

21. Будни клипмейкера.

— Саске, по-моему, мы опоздали, — пробубнил Наруто, едва продрав глаза.
— Мммм, — промычал Учиха из-под одеяла.
— Я серьезно, — Наруто снова попытался донести до него свою гениальную мысль.
— Ммммм? – заинтересовался Саске.
— На меня светит солнце, — пояснил Наруто.
— Мэ-э-э-э, – посочувствовал Учиха.
— Угу, а обычно оно по утрам освещает стену над нами.
На это замечание ответом была тишина.
— Саске, Саске. Эй, ты меня слышишь?
Наруто закопошился, пытаясь развернуться к Учихе лицом. Сунувшись под одеяло, блондин обнаружил: тот безмятежно спит, размазавшись щекой по подушке, что, впрочем, не мешало ему цепко держаться за Наруто, словно мамаша шимпанзе за детеныша. Умилительная картинка.
— Козел, — окрестил картинку Узумаки и бессильно распластался рядом, тут же задремав.
Второе пробуждение было не столь приятным: какой-то придурок, явно страдающий суицидальным синдромом, выплеснул в лицо посапывающего Наруто стакан ледяной воды. Первой реакцией сони было придушить обидчика, но руки поймали лишь пустоту, а когда парню удалось сесть в кровати и разлепить глаза, инстинкты маньяка-душителя тут же испарились.
Сперва Узумаки подумал, что видит кошмарный сон, но вода, стекающая по волосам на плечи, говорила об обратном.
— Проснулся, наконец? – хмыкнула Темари, болтая в руке пустой стакан. – Одевайтесь и поехали. Позавтракаете на студии, — деловито проинформировала она и спокойно вышла из комнаты.
Покосившись на мокрого ошарашенного Учиху, сидящего рядом, Наруто фыркнул.
— Ты похож на облезлую ворону.
— Кто бы говорил, жабеныш, — не остался в долгу Учиха.
Наруто ухмыльнулся, помолчал, затем поморщился.
— Эй, а кто первый в ванную пойдет?
— Иди ты.
— Не, я еще поваляюсь. Ты иди.
— Может, я тоже хочу поваляться. Ты — первый!
— А что сразу я?! Ты вчера обещал, что поддерживать меня будешь! – возмутился Наруто.
Саске задумчиво нахмурился, окинул Наруто оценивающим взглядом, от которого тот замер, как кролик перед удавом, и неожиданно расплылся в гаденькой улыбочке.
— Ну, раз я обещал, пойдем вместе.
— Вместе?
Опухшие со сна глаза Наруто стали круглыми.
— Ага. Ты же не боишься? – хитро сощурился Саске.
Наруто шумно сглотнул.
— Конечно, нет! – деланно возмутился он.
— Пошли уже, недотрога, — хохотнул Учиха и, схватив Наруто за руку, как был — голышом, уволок в ванную.
Забираясь в просторную душевую кабину с Учихой, Наруто чувствовал себя неуютно. В общем, ничего особенного в этой процедуре не было — почти как в школьной душевой после матча до того, как Наруто сделал татуировку. Вот только тогда не было волнения, от которого слегка подводило живот, и не одолевало противоестественное желание оглянуться и смотреть, смотреть, смотреть. Наруто себя мужественно сдерживал и старался сосредоточиться на намыливании собственного тела, что ему почти удавалось.
— Наруто. – Чувственный шепот, раздавшийся над самым ухом, горячим воском опалил вены, пригвоздив блондина к месту. – Ты так напряжен, — продолжал нашептывать сексуальный голос, — давай я потру тебе спинку.
Оторопевший Наруто почувствовал, как чужие сильные пальцы касаются его локтей, скользят по предплечьям и мягко вынимают из ослабевших пальцев мочалку и мыло. Какого хрена? Что еще задумал Учиха?
Ответ на этот вопрос он получил буквально через пять секунд, когда его правой лопатки коснулась намыленная мочалка и заскользила вниз, совершая круговые движения. На левое же плечо опустилась другая, скользкая от мыла рука, массирующая и размазывающая пену по коже. Ощущения от этих движений оказались до дрожи приятными, и Наруто почувствовал, что колени стали слабеть. Чтобы позорно не растянуться на кафельном полу, ему пришлось опереться на стену перед собой. Саске — словно этого и дожидался – тут же удвоил усилия, заставляя ослабевшие руки Наруто сгибаться все сильнее. В конце концов, чтобы удержать равновесие, блондин был вынужден прижаться к стене грудью.
— Отлично, малыш, а теперь дай мне немного тебя полапать, — довольно мурлыкнул бархатистый голос за спиной, и скользкая мыльная рука, ловко обогнув стройное тело, опустилась на полувозбужденное достоинство Узумаки, где и замерла, словно в удивлении.
Наруто вздрогнул, неожиданно осознав собственную провокационную позу и распутные действия Учихи.
«Вот блядь! Поиметь меня собрался? Ну-ну, мы еще посмотрим кто кого!»
К счастью для Наруто, Саске, похоже, находился в прострации и не обратил внимание на изменившееся поведение партнера. Ох, зря. Его минутного замешательства Наруто хватило, чтобы схватить Саске за руки и, воспользовавшись ею как рычагом, со всей дури впечатать в стену, навалившись сверху.
— А теперь, малыш, дай МНЕ тебя полапать, — передразнил его Наруто.
Саске ошарашено уставился в опасно сверкнувшие синие глаза и понял, что крепко влип, в чем тут же убедился. На его грудь опустились твердые ладони и начали перемещаться, исследуя каждую впадинку, но, стараясь не касаться особо чувствительных мест. Впрочем, Саске и этого хватило за глаза: возбуждение накатило горячей волной, сметая все на своем пути; резко перехватило дыхание, словно кто-то выкачал весь воздух из легких; нестерпимо захотелось зажмуриться, но настойчивый жадный взгляд не отпускал, присосавшись не хуже пиявки. Он понятия не имел, что это может происходить так, но с Наруто, оказывается, и не такое возможно.
— А ты оказывается развратник, — то ли простонал, то ли выдохнул Саске.
— Сам удивляюсь, — чувственно улыбнулись ему в ответ, и Саске со всей обреченностью осознал собственную зависимость от этого человека. Чтобы видеть такую улыбку каждый день, он был готов не просто, что горы свернуть, а стереть их в пыль и уложить ровным слоем. Для него Узумаки уже не диагноз — это приговор, и обжалованию он не подлежал. Юношеской влюбленностью тут теперь и не пахло. Это была долбанная любовь, замешанная на страсти, одержимости и зависимости. Полный набор маньяка-фетишиста, мать его. И угораздило же его нырнуть в такую глубокую задницу.
В душе Саске начал подниматься безотчетный страх.
— Н-наруто, — дрогнувшим голосом вымолвил он.
— Что? – забеспокоился Узумаки, заметив резкую перемену настроения брюнета. – Ты боишься? Бля, прости, я не хотел тебя напугать.
— Наруто, — повторил Саске.
— Все, успокойся! Я больше не буду! – в голосе блондина уже слышалась настоящая паника. Он попытался отодвинуться от неожиданно съежившегося тела, но руки Учихи вцепились в его плечи и притянули обратно.
— Наруто, ты ведь не оставишь меня одного? – как-то по-детски всхлипнул Саске, пряча лицо на груди Узумаки.
— Ты что, ПЛАЧЕШЬ?
Удивлению Наруто не было предела. Он и не подозревал, что Саске может быть ТАКИМ! Это было выше его понимания. Все равно, что обнаружить: твой сосед, которого ты знаешь с пеленок, является трансвеститом. Ну, допустим, его сосед и впрямь был трансвеститом, но дело не в этом! Короче, это было странно, шокирующе и неправильно. Саске не должен плакать и биться в истерике, как припадочная девица. Саске всегда был мужиком с большой буквы «М»: сильным, независимым, гордым и крутым, как вареное яйцо! Именно таким его знал Наруто, и поэтому страшно было видеть Учиху слабым и сломленным.
Блядь, что ж его подкосило-то?
— Не оставишь? – тихо повторил вопрос брюнет..
Наруто, наконец, оправившись от потрясения, улыбнулся непривычной учиховской робости. Саске-божий одуванчик, спешите видеть.
— Ну, и придурок же ты, — обвив его руками, вздохнул блондин. – Куда я от тебя, идиота, денусь?
— Эй, попрошу без оскорблений, — тут же встрепенулся Учиха. – И быть идиотом – это твоя привилегия.
— Оу, уже острим?
— Иди ты лесом, Белоснежка.
Наруто радостно захихикал. У Саске начался отходняк.
— Чё ты ржешь, недоумок? – оттолкнул его Учиха, привычно делая лицо кирпичом.
Узумаки уже ржал в голос. У него тоже начался отходняк.
— Придурок, — буркнул Саске, глядя на хохочущего блондина.
Отсмеявшись, Наруто выпрямился, утирая выступившие слезы.
— Тоже мне придумал – мыльную оперу из розовых соплей. Я тебя, Учиха, не только не оставлю, но ты у меня будешь на поводке ходить, — довольно оскалился Узумаки. – И не дай тебе Бог заглядеться на кого-нибудь, кроме меня. Я тогда тебя вообще прикую к кровати, и хрен ты у меня сбежишь.
— Прикуешь, значит, — ухмыльнулся Саске. – Это мы еще посмотрим, кто кого приковывать будет.
— Мечтай, Златовласка, — насмешливо подмигнул ему Наруто.
— Ах, Златовласка? Ты, Белоснежка, как-нибудь нарвешься на моего гнома.
— Гнома? – удивленно вытаращил глаза блондин, глянул на причиндалы Саске и снова заржал.
— Бля, я неудачно выразился! – стремительно покраснев, возмутился брюнет.
— Нет, Учиха, поздно оправдываться!
— Заткнись, идиот!
Наруто выключил душ.
— Пошли, нас уже все заждались.
Выйдя из кабины, он быстро вытерся и, перекинув полотенце Саске, выпалил:
— И не забудь хорошо вытереть своего гнома!
Похохатывая, Наруто вылетел из ванной, оставив офигевшего брюнета орать ему в след:
— Эй! Только попробуй кому-нибудь сказать об этом!

***
Сумасшедшее утро, пардон, день плавно перетек во вторую активную фазу. На студии деятельность кипела и бурлила: команда, наконец, приступила к чистовой записи песни.
Результаты были впечатляющие, и вся студия сотрясалась от коллективного выражения эмоций. Саске и Наруто поначалу не давали покоя мысли об исчезнувшем мешке с компроматом, но на фоне общего восторга тревоги отошли на задний план.
Вечером, когда музыканты усталые и довольные начали собираться по домам, Итачи предложил отпраздновать окончание записи. Предложение было встречено радостным согласием всех без исключения. Таким образом шумная, взмыленная компания молодых людей оказалась в самом респектабельном ресторане города. Сперва их не хотели пускать из-за несоответствующего гардероба, но Учиха-старший доходчиво объяснил администратору, что перед ними будущие звезды первой величины, и тот смирился.
Разглядывая меню, ребята бурно обсуждали каждый пункт, так как многие из представленных там блюд участники «Суны» позволить себе не могли и понятия не имели об их вкусовых качествах. Таковцы на все лады рекламировали им свои любимые кушанья, пытаясь на пальцах объяснить, в чем «вся соль». Труднее всего приходилось Наруто. Он с грустью обнаружил, что в меню отсутствует рамен и решил положиться на вкус Гаары. Саске такое важное дело он доверить не мог потому, что прекрасно знал о его любви к овощам, которые сам не жаловал. Впрочем, один овощной салатик для Наруто упертый Учиха все же заказал и взял с него клятву, что тот непременно съест все до последнего листика.
Когда к столу принесли кучу блюд, заказанных голодными музыкантами, Саске предложил Наруто закрыть глаза и попробовать каждое блюдо по кусочку, чтобы определить, что ему действительно нравится. Наруто сперва упирался, но когда на него насели буквально все, кто сидел за столом, скрипнув зубами, согласился. Ребятки явно собирались повеселиться за его счет. Козлы, а ещё друзья называются!
Саске сам вызвался на должность почетного палочконосца, как нарек его Канкуро, и не похоже было, чтобы Наруто был против. Да, и сам процесс оказался довольно интересным и пикантным. Все это действо напомнило ему старый американский фильм, который он смотрел, когда еще жил у опекунов. Как же он назывался? А, «Девять с половиной недель», точно! Наруто тогда ещё подумалось, что главная героиня могла бы быть и погрудастей. Правда, теперь это не имело значения. У Саске вон тоже груди нет, но от этого он не стал менее сексуальным, хотя было бы неплохо, если бы удалось его уломать на такую же прелюдию, как в том фильме.
У себя в голове Наруто создал новую директиву «эротический ужин на двоих», где в скором времени собирался поставить жирную галочку. Мда, ради такого стоило научиться готовить, пусть даже его знания ограничивались скромными домашними блюдами.

***
Нагато-сан, или Пейн — кому как больше нравится — находился в ресторане уже давно и откровенно скучал. Он приехал по просьбе старого друга, чутью которого доверял безоговорочно. Уж что-что, а как делать деньги на таланте, Учиха Итачи знал лучше всех, о чем свидетельствовал абсолютный успех всех его подопечных. Взять хотя бы группу «Така»: многие считали, что ее раскрутил Учиха Мадара, но на самом деле Мадара лишь вложил деньги, настоящей работой занимался Итачи. Надо заметить, что его младший брат и лидер группы Учиха Саске был настоящей находкой: юн, красив, талантлив, непреступен. От таких ледяных красавчиков женщины всех возрастов сходят с ума и впадают в священный трепет. Итачи превосходно смог этим воспользоваться, убив сразу двух зайцев. С одной стороны в лице Саске он обнаружил настоящую золотую жилу, а с другой – он, наконец, нашел способ на законных основаниях активно участвовать в жизни младшенького Учихи. Ох уж, этот комплекс старшего брата.
В свое время Итачи просил Нагато снять клип для «Таки», но получил отказ – Пейн уже занимался съемками сразу четырех клипов, на еще один его бы просто не хватило. Тогда Нагато пообещал Итачи выполнить просьбу в другой раз при условии, что предложение будет интересным. И вот этот момент настал.
В первый раз, когда Нагато услышал от Учихи о группе «Суна», он не проявил должного энтузиазма. В конце концов, кто они такие? Еще одна кучка неудачников, возомнивших себя новыми рок-звездами. Пейн знал сотни таких. Когда речь зашла о возможных съемках клипа, он наотрез отказался участвовать в этом фарсе, но Итачи был настойчив. В итоге Нагато согласился подумать, если Учиха сможет его заинтересовать. И Учиха его заинтересовал. Буквально через пару дней Итачи выслал ему увесистую посылку, содержащую несколько портфолио с предельно лаконичными досье и ворохом пояснительных комментариев, изложенных в письменной форме рукой самого Учихи. В этих комментариях Итачи советовал особое внимание уделить портфолио его брата и некоего Узумаки Наруто. Из вредности Нагато отложил рекомендованные к просмотру папки и пролистал все остальные. Папки, непосредственно относящиеся к группам «Суна» и «Така», содержали в себе буквально две-три фотографии, сделанные в «полевых» условиях или на фотосессии в случае с «Такой». Остальные увесистые тома с фотографиями были посвящены совершенно посторонним людям и носили эротический характер. Забавный подход к делу. В них Нагато обнаружил пометки, в которых значился статус «соискатель на второстепенную роль в клипе» и перечислялись достоинства и возможности каждого.
Нагато был заинтригован. Признаться, материал, присланный Итачи, был весьма перспективным, и он начал серьезно задумываться об открывающихся возможностях. Последние два портфолио он открывал уже с неподдельным интересом и не ошибся в своих ожиданиях. То, что открылось его взору, было подобно бомбе, падению кометы, рождению сверхновой!
ВОТ ОНО!
Решение было принято мгновенно. Нагато не мог допустить, чтобы такой материал ушел в чужие руки. Не в этой жизни!
Он дал согласие на свое участие в проекте Учихи. Хитрец Итачи лишь улыбнулся в ответ на это. Видимо, он не сомневался, что Нагато согласится. Ну, и пусть. За возможность работать с таким материалом он был согласен и на большее. Недолго думая, Нагато снарядил своего человека разведать обстановку и узнать, чем дышат молодые люди. От этого зависело какой будет атмосфера будущего клипа. Несколько часов он терпеливо караулил телефон, дожидаясь звонка подчиненного, и дождался. Маленькое недоразумение, возникшее между его человеком и юными дарованиями, позволило Нагато расширить полномочия, о чем он не жалел, если вспомнить какие новости ему принес «посыльный». Между Учихой-младшим и драчливым блондинчиком Узумаки явно наблюдались какие-то сексуально-романтичные отношения. Благодаря новым пунктам контракта на этом можно было неплохо сыграть.
Нагато отвлекся от своих мыслей, когда увидел входящую в зал ресторана шумную компанию. Итачи прошел мимо его столика, ничем не выдав их знакомства, хотя Нагато был уверен — тот его прекрасно разглядел. Расположившись, подопечные Учихи начали свою развеселую пирушку, разбавляя чопорную атмосферу ресторана. Наблюдать за ними было одно удовольствие: ребята болтали, смеялись, подтрунивали друг над другом и веселились вовсю. Когда принесли заказанные блюда, Учиха-младший схватил салфетку и после непродолжительных препирательств с Узумаки завязал ею глаза блондина. Нагато весь подобрался, не желая пропустить ни одного момента.
Происходящее далее навсегда отпечаталось в его памяти, как один из самых эротичных моментов в жизни: Саске начал кормить друга (друга ли?) с рук. О, черт! На это нельзя было смотреть без последствий. Тонкие палочки, зажатые в ловких белых пальчиках, сноровисто подхватывали кусочки пищи с расставленных на столе блюд и изящно подносили их к сомкнутым губам белокурого юноши с повязкой на лице. Сейчас, когда притягивающие взгляд синие глаза блондина были скрыты, все внимание зрителя невольно обращалось на резко выделившийся рот, который, несомненно, был очень красивым и вызывал определенные ассоциации. Когда губы размыкались и принимали в свою теплую глубину предложенное угощение, ассоциации резко усиливались, и Нагато чувствовал, что в зале вообще-то довольно жарко. Понаблюдав за гастрономическим действом минут двадцать, он не выдержал и ретировался в туалет. Так повторялось еще дважды, пока полупьяная, веселая компания не отбыла, а у гения короткометражного кино не появились в голове первые задумки намечающегося клипа, и неповторимым губам Узумаки в нем отводилась далеко не последняя роль.

***
Проснувшись от противного писка будильника в объятиях тискающего его брюнета, Наруто подумал: такими темпами он переедет к Учихе на постоянное место жительства. Узумаки вообще-то не имел ничего против дома, кровати и семьи Саске, но сталкиваться с его дорогим братцем каждый день за завтраком считал довольно напряжным. Учиха-старший всегда был таким прилизанным и правильным, что Наруто непроизвольно приходилось следить за манерами. К тому же, как он понял, их комната соседствовала со спальней Итачи, и блондин небезосновательно подозревал: межкомнатная стена не такая толстая, как ему хотелось бы. В таких условиях ни о каких серьезных ласках и тем более сексе речи идти не могло. Не то, чтобы Наруто все время об этом думал, он просто трезво смотрел в будущее. Ага, особенно когда теплый со сна Саске так прижимался кое-чем к его бедру.
Тяжко вздохнув, Наруто выкарабкался из цепких лапок посапывающего Учихи и удалился в ванную от греха подальше. Вернувшись через пятнадцать минут, он обнаружил, что Учиха все еще спит «столетним сном». «А еще меня Белоснежкой называл, сам-то не лучше, спящий красавЕц, блин. Ща мы его разбудим», — насмешливо хмыкнул Наруто и, подкравшись к разметавшемуся на кровати брюнету, смачно чмокнул его в нос. Вопреки оптимистичным прогнозам сказок Саске не проснулся, видать ему для пробуждения нужно было что-то покруче безобидного чмока. «Так даже лучше», — решил, ухмыльнувшись, Узумаки. Да, и Канкуро, чтобы испортить малину, здесь нет. Он занял стратегически важную позицию – уперев руки и колени по обе стороны от неподозревающего об опасности Учихи – и мягко накрыл его губы своими. Саске что-то замычал сквозь сон, непроизвольно дернув нижней губой, потом, словно поняв, что происходит, ответил на поцелуй, потянувшись за губами Наруто, когда тот попытался отстраниться. В следующую секунду удивленный блондин будто со стороны наблюдал, как сильные руки обвиваются вокруг его шеи, подтягивая ближе, и он оказывается плашмя растянутым на белой простыне и придавленным сверху телом продолжающего дрыхнуть Саске. Нифига себе побудка! Вот тебе и поцелуй для спящей красавицы.
Рассерженно засопев, Наруто бесцеремонно спихнул с себя наглого даже во сне Учиху и с наслаждением услышал грохот падающего на пол тела.
— Это не я, аники! – подскочил сонный Учиха.
— Доброе утро, Саске, — довольно улыбнулся ему с кровати Узумаки.
— А? – брюнет ошалело уставился на довольную жизнью рожу блондина и, тихо выругавшись, начал подниматься с пола. – Какого хрена ты меня разбудил пинком? Не мог что ли понежнее?
— Я пробовал, но на принцессу гномов, типа тебя действуют только решительные меры, — нагло оскалился Наруто.
— Вот блядь, по-моему, у меня синяк на заднице намечается, — недовольно буркнул Саске, проигнорировав «принцессу гномов», и, прихрамывая, потопал в ванную.
— Я тебя в столовой подожду! – крикнул брюнет в захлопнувшуюся дверь и, не дождавшись ответа, тихо пробурчал: – Так нечестно, я его поцеловал, а он мне даже доброго утра не пожелал. Жалко, что ли? Придурок!
За столом, как всегда, сидел невозмутимый и одетый с иголочки Итачи, попивая чаек и одновременно изучая какие-то документы.
— Доброе утро, Наруто-кун, — не поднимая глаз от бумаг, поздоровался он. – Где Саске?
— Доброе утро. Умывается.
— Что-то он долго сегодня.
— Мы поздно вчера легли, — извиняющимся голосом объяснил Узумаки, усаживаясь на свое место. Служанка принесла ему завтрак. Итачи, наконец, отложил бумаги и поднял глаза на жующего блондина.
— Наруто-кун, у вас сегодня выступление в «Reload», если я не ошибаюсь?
— Да, — невнятно прочавкал блондин.
— Очень хорошо. Я договорился с Хатаке Какаши – сегодня вы даете совместный концерт с группой «Така».
Наруто перестал жевать и во все глаза уставился на Итачи.
— Это как?
— Не волнуйся, Наруто-кун, ничего сложного. Отыграете свою программу как обычно, после вас выйдет «Така» и тоже отыграет программу, а в конце вы все вместе исполните «ХХХХХ». Вот и все. Считай это репетицией вашего совместного турне.
Выпавшая из рук Наруто чашка громко звякнула об стол.
— Ка-какого турне?
— В которое вы отправитесь через три недели, Наруто-кун, — «успокоил» его Итачи.
— Блядь, — эмоционально ляпнул Наруто.
— И тебе приятного аппетита, Белоснежка, — хмыкнул Саске, появляясь в дверях столовой.
— Саске! – тут же кинулся к нему Узумаки. – Ты слышал, что он сказал?!
— В приличном обществе некультурно говорить о человеке в третьем лице, когда он сидит здесь же, — менторским тоном сделал выговор Саске и тут же испортил все впечатление, заинтересованно спросив: — А что он сказал?
— Он сказал, что через три недели мы едем в совместное турне!
— КАКОЕ турне? – округлил глаза Саске.
— СОВМЕСТНОЕ, бестолочь!
— От тупицы слышу! – привычно огрызнулся Учиха, но, вспомнив, что они не одни, опасливо покосился на брата. Тот лишь укоризненно покачал головой, и этого хватило, чтобы Саске сделал невозмутимую морду и, прокашлявшись, произнес: — Позже поговорим, давай лучше завтракать.
— Ладно, — недовольно поморщился Наруто и вернулся на место.
Завтрак продолжился в молчании.

***
Когда Наруто и Саске после двухдневного перерыва появились во дворе школы, то были вынуждены в течение десяти минут выслушивать восторженные вопли и сальные шуточки Кибы, от которых краснели уши и чесались кулаки. Обеспокоенные Хьюги накинулись на ребят с требованием рассказать, где они пропадали, пришлось выложить им последние новости. Когда Киба узнал о записи и предстоящих съемках, у него отвалилась челюсть, ему впервые было нечего сказать. Неджи отнесся к происходящему куда спокойней — он давно уже понял, к чему все идет. На их глазах рождалась новая звезда музыкального олимпа. И хрен с ним, что эта «звезда» сама пока этого не понимала, продолжая растягивать рот в широкой улыбке и весело косясь на, как всегда, смурного Учиху.
На занятиях хорошее настроение Наруто не смогли испортить даже преподаватели, которые, казалось, задались целью отомстить ему за все прогулы. Не было ни одного урока, на котором бы его не спросили. Естественно, Наруто мало что мог ответить: домашние задания на этой неделе практически не делал. Все это казалось таким неважным на фоне предстоящих событий. Ему было просто некогда думать еще и об учебе. Сегодня намечался пятничный концерт в «Reload», через пару дней начнутся съемки клипа, потом будут изнурительные репетиции перед турне, и через все это он пройдет не один – с ним рядом будет Саске. Эта мысль больше всего грела душу – не один. Надо все же не забыть заехать за вещами и обязательно прихватить те новые джинсы, в которых он ходил в парк с Хинатой. Кажется, Саске они понравились. Узумаки поймал себя на мысли, что начинает думать как влюбленная девчонка, собирающаяся на свидание, и тут же отмахнулся: «А что такого? Мне самому эти джинсы нравятся».
На обеде вся компания собралась за одним столом.
— У нас сегодня концерт. Вы ведь придете? – спросил Наруто, со сверхзвуковой скоростью опустошая тарелку.
— Что за вопрос, чувак? – тут же хмыкнул Киба.— Конечно, мы придем! Правда, ребята?
Абураме утвердительно кивнул и вернулся к еде.
— Мы придем, Наруто-кун, — поддержала друзей Хината. – Как такое можно пропустить? Только… — девушка нерешительно замялась.
— Что? – поднял на нее глаза блондин.
— А там никто раздеваться не будет? – нерешительно спросила девушка и покраснела до самых корней волос.
Неджи дернулся, повернувшись к сестре. Наруто так и замер с выпученными глазами. Киба удивленно уставился на подругу.
— Хината-тян, ну ты даешь. Это же не стриптиз-клуб. С чего ты взяла, что кто-то будет раздеваться?
— Ну, просто в прошлую пятницу… — Хината не договорила, окончательно смутившись, и опустила голову.
— Хината-тян, что ты делала в клубе в прошлую пятницу?
Девушка опустила голову еще ниже, но ответила:
— Я хотела увидеть Наруто-куна. Все было здорово, а потом тот парень начал раздеваться, и я убежала. У него был такой огромный… — тут девушка замолчала, поняв, что сболтнула лишнее.
Наруто, Саске и Неджи начали медленно краснеть.
— Огромный? – непонимающе переспросил Киба. – Ты про что, сестренка?
Хината промолчала, чуть ли не спрятавшись под стол. Наруто, сдерживаясь из последних сил, переглянулся с Саске.
— Эй, давай рассказывай. Он тебя напугал? У него было оружие? Это был какой-то псих, да?
— Я не буду, — выдавила Хината, спрятав лицо в ладони.
— Что не будешь? Хината-тян, мне же интересно, что могло напугать королеву экстрима! Что это было? – не унимался Киба, наседая на сжавшуюся девушку.
Лицо Неджи странно перекосило, но он продолжал держаться.
— Эй, ну, ладно тебе. Что ты зажимаешься? Ну, давай, скажи, Шино вон тоже интересно.
— Инузука, отстань от нее. Ничего она тебе не скажет, — остановил Кибу Саске.
— Почему? – удивился тот.
— А ты сам подумай. Чем он мог ее напугать?
Киба пожал плечами.
— Подсказываю: парень вышел на сцену, стал раздеваться, и у него оказался огромный… — пересказал рассказ Хинаты Саске.
Киба подозрительно сощурился. Для Наруто это стало последней каплей, он упал на стол и зашелся громким хохотом, привлекая внимание всей столовой; Неджи прикрыл рот рукой, чтобы не выдать свою улыбку; а Саске просто фигел с недогадливости Инузуки. И тут до Кибы дошло. Он недоверчиво уставился на подругу, покосился на ржущего Наруто, и на всю столовую обиженно выдал:
— Хината-тян, ты ходила смотреть на огромный член?! Ой, — запоздало стушевался он, когда вся столовая резко замолчала. – Я не то имел в виду, — попытался он оправдаться, но было поздно. Хината готовилась упасть в обморок, Неджи кинулся к Кибе с явным намерением убить, но его удержал Абураме, а Наруто, все еще хохоча, медленно, но верно сползал со стула. Если бы не Саске, лежать Узумаки на полу.
После произошедшего инцидента вся компания быстро покинула столовую и скрылась на крыше, подальше от любопытных глаз. По дороге им встретился молодой человек, не похожий ни на ученика, ни на учителя. Для студента он был слишком взрослым, а преподаватель вряд ли позволил бы себе иметь столько пирсинга. Саске показалось, что он его уже где-то видел, но не придал этому значения. Его сейчас больше интересовал Наруто, идущий рядом и лезущий ему в карман за конфетами. Придурок, он вообще понимает, как на Саске действуют эти выходки?

***
В эту ночь Нагато почти не спал, он думал. Вообще-то с ним такое бывало часто: большинство великих идей, которые вознесли его на вершины успеха, пришли к нему именно ночью, когда он также ворочался в кровати и мучился бессонницей. Сейчас его главной проблемой была тема клипа. Он никак не мог решить, какой декор для него выбрать. Вариантов было много, но все они больше вытекали из образа Учихи Саске. Готичные соборы? Темные переулки? Кладбищенская романтика старого туманного сада? Не то, все не то. Если бы речь шла только о «Таке», то это был бы оптимальный вариант, но «Суна» совсем другая. Пейн еще ни разу не слышал музыки этой группы, но, даже просто посмотрев на участников, он понял, что ее характер разительно отличается от мрачноватого стиля «Таки». Солисты «Суны» скорее производили впечатление бесшабашной, шумной компании, проповедующей романтику улиц. По задумке Итачи в кадре должны присутствовать обе группы, и теперь Нагато думал, как совместить несовместимое?
Нужна была идея, толчок.
И вдруг Нагато понял: конечно, нужно начать с главной пары обеих групп Саске и Наруто. Они ключ ко всему! Так, посмотрим.
Нагато вскочил с кровати и кинулся к столу, заваленному материалами, присланными Итачи, выудил портфолио обоих ребят и нашел страницы с краткими данными.
Вот оно! Аллилуйя! Они учились в одной школе в параллельных классах.
Утром он отправился в школу, где учились интересующие его люди. Здание ему понравилось: светлые коридоры, большие окна и непередаваемое ощущение ностальгии. Юношеские мечты, надежды, соперничество, чувство триумфа от победы в футбол и, конечно, первая любовь. То, что надо!!!
Словно подтверждая его мысли, из-за угла коридора вырулила весело переговаривающаяся компания подростков, и среди них Нагато без труда узнал Саске и Наруто, идущих плечом к плечу и над чем-то смеющихся.
Мозг мужчины заработал, как хорошо отлаженный механизм, выстраивая стройную цепочку сюжетной линии.
То, что надо. Это то, что надо.


22. И снова пятница

В гримерной было не протолкнуться несмотря на то, что Хатаке выделил на это дело два смежных помещения. Музыканты вертелись перед зеркалами, толкаясь локтями и то и дело отбирая друг у друга флаконы с гримом и всевозможными аэрозолями. Канкуро, развалившись на диване, лениво перебирал струны гитары и наблюдал за традиционной перебранкой Темари и Наруто, когда дверь распахнулась, и в гримерную изящно вплыл Сай.
— Далеко же вы забрались, еле нашел вас. Как дела, Сладенький?
— Охренительно, — проворчал Канкуро.
— Сладенький, ты ли это? – удивился Сай, пристраиваясь рядом. – Ни криков, ни протестов. Ты не заболел?
— Нет.
Сай помолчал, ожидая продолжения, но не услышал больше ни звука.
— Ты меня пугаешь, Сладенький.
Не дождавшись ответной реакции, Сай возмущенно повернулся к остальным.
— Эй, что за дела?! Что вы сделали с моим Сладеньким?!
Гомонящая толпа музыкантов замолчала и удивленно уставилась на возмущенного парня.
— Ну? Я все ещё жду ответа.
— Что? – растерянно спросила Темари, отодвигаясь от притихшего Наруто.
— Что «что», — передразнил её Сай, — это вы должны мне сказать «что». Что вы с ним сделали? – тыкнул он пальцем в печальный образ Канкуро.
Все послушно перевели взгляд на флегматичную физиономию гитариста и, к недоумению Сая, заулыбались, после чего вернулись к своим делам. Сай так и продолжал сидеть с открытым ртом и пальцем, указующим на Канкуро.
— Какого хрена?!! – взвизгнул он на всю гримерную. – Эй, я с вами разговариваю! – но на него больше никто не обращал внимания.
— Какого хрена тут происходит? — уже тихо спросил он. Ответ пришел с неожиданной стороны.
— Не жди от них ответа. Эти уебки лишили меня курева, вот и радуются.
— То есть как? – недоверчиво уставился на страдальца Сай.
— А вот так. Сказали, что не хрен мне по сцене с бычком шастать. Поставили перед фактом: или трава, или сцена.
— И что? – заинтересовался Сай.
— Сам догадайся, кретин чертов! – воскликнул Канкуро и остервенело забренчал струнами.
Удивленно приоткрытый буквой «о» рот Сая начал складываться в сладенькую улыбочку, от которой Канкуро занервничал и попытался отсесть подальше, но Сай тут же придвинулся ближе, загнав его в угол дивана.
— Даже не думай, педрила! – зашуганно пискнул Канкуро, прикрывшись гитарой, как щитом.
— Не думать о чем? – поддразнил его тот.
— О чем ты подумал сейчас, извращенец хренов!
— И о чем же я подумал?
Сай, перебирая пальцами, как ножками, переместил руку на колено вжавшегося в подлокотник Канкуро и, заурчав, лег грудью на гитару, приблизив лицо к его побелевшей физиономии. Тот замер, как кролик перед удавом, даже дышать перестал. Довольный своим положением Сай быстро чмокнул его в сжатые губы и быстро отскочил от взвившегося на ноги парня.
— А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! – истошно заорал Кануро на всю гримерку, со всех ног кидаясь к Гааре. – ОТДАЙ МОИ СИГАРЕТЫ!!! Он это сделал!! Мне надо покурить сейчас же! – кричал он, вцепившись в ворот футболки брата. Он бы, наверное, так и висел на нем, если бы Гаара не влепил Канкуро отрезвляющую пощечину, от которой он тут же пришел в себя.
— Лучше? – участливо спросил Шукаку.
— Да, спасибо, — тихо ответил парень и поплелся назад к дивану, провожаемый сочувственными взглядами друзей.
— Ну, ты отмочил, Сладенький, — улыбнулся ему Сай, предусмотрительно развалившийся на другом конце дивана. – Я всегда знал, что с тобой не соскучишься.
— Пошел в ж … куда-нибудь, — буркнул Канкуро, вовремя исправившись, и плюхнулся на свое прежнее место.
— Ну, не дуйся, Сладенький, всё не так плохо.
— Ага, всё ещё хуже.
— Не бойся, Сладенький, я вовсе не собираюсь на тебя кидаться, — успокаивающе улыбнулся ему Сай и добавил: — Пока.
Канкуро подозрительно покосился на него и зябко передернул плечами, ничего не ответив.
— Эй, не кисни, давай я тебе кое-что веселое расскажу. О, Блондинку тоже надо позвать, ему это будет интересно, — оживился Сай.
— Наруто!
Узумаки обернулся на крик. Он уже полностью был готов к выступлению, и красиво подведенные глаза ярко выделялись на лице.
— Иди сюда, разговор есть, — замахал рукой Сай.
— И что тебе неймется, голубой художник? – вздохнул тот, но подошел и даже присел рядом. Саске тут же прервал беседу с Суйгецу, заинтересованно прислушавшись.
— Я тут в зале встретил вашего старого приятеля, — хитро сощурился Сай.
— И что? – не понял Наруто.
— Он был не один.
— И что? – повторил Наруто.
— А то, Наруто-кун, ничего тебе больше не обломится. Жаль, такой был мальчик! А как танцевал! – Сай закатил в восторге глаза, демонстрируя, как танцевал предполагаемый приятель Узумаки. Блондин попытался припомнить всех своих знакомых, которые могли бы произвести на их мастера такое сильное впечатление, но на ум никто не приходил. Ну, не общается он с тусовщиками-танцорами.
Узумаки недовольно помотал головой:
— Ты что-то путаешь, Сай. Нет у меня таких приятелей.
— Разве? – удивился тот. – Странно. С чего бы тогда Сладенькому восхищаться размерами члена незнакомого парня? – покосился Сай на вмиг покрасневшего Канкуро.
— И вовсе я не восхищался!
— Ну, конечно, и где он берет презервативы, не ты выспрашивал, — едко заметил Сай.
— Не ревнуй, рыба моя, я не такой пидор, как ты, — огрызнулся Канкуро.
— А какой ты пидор? – заинтересовался Сай.
— Я НЕ ПИДОР! Меня вообще пидоры не интересуют! Я по девочкам!
— Уже? – изобразил удивление Сай. – А как же «рыба моя»?
— А что рыба? Ты и есть рыба! Бледный, холодный и скользкий – ничего хорошего.
— Но это же совсем другой разговор, Сладенький. Одно твое слово, и я стану горячим и готовым на все, — замурлыкал Сай, сделав движение в его сторону.
— Не подходи!!! – взвизгнул Канкуро и запустил в него давно не использующейся пепельницей, попавшейся под руку. Наруто и Сай синхронно нагнулись, увернувшись от летящего снаряда.
— Блядь, Канкуро, кончай истерить! – не выдержал Наруто. – Сиди там и молчи, нахуй, в тряпку!
— Есть, босс, — хмуро буркнул тот и обиженно надулся.
— Давай, Сай, рассказывай. Я так понял, ты сейчас говоришь про Ананасоголового?
— Ананасоголового? За что ты его так, Наруто-кун? Вовсе он не похож на ананас.
— А как же… — блондин показал жестами главный признак Ананасоголового.
— А, ты про ту дурацкую прическу, с которой он пришел в прошлый раз? Забудь, он больше так не ходит.
— Почему? – удивился Узумаки.
Сай удивленно уставился на него, словно спрашивая «ты что, совсем идиот?»
— Я же говорю, она дурацкая.
— Но ведь раньше его это не останавливало.
— Раньше у него не было парня.
— Не было чего? – выпучил глаза Наруто.
— Не чего, а кого, Наруто-кун. Пар-ня, — по слогам специально для него повторил Сай.
— Я не понял. Как это получилось? Он же меня домогался, — растерялся Узумаки.
— Ну и собственник же ты, Белоснежка. Помнишь, в прошлую пятницу он отжигал на сцене. Один мой друг очень этим представлением впечатлился. Когда этот парниша голышом со сцены сиганул, его как раз в наш угол занесло, там-то он его и поймал. Так что поезд ушел, Наруто-кун, больше он тебя домогаться не будет, а если попробует, новый друг быстро ему на место мозги поставит.
— Друг? Это то, о чем я подумал?
— Ага.
Некоторое время Наруто сидел, не шевелясь, осмысливая сказанное Саем. Поймав такой же растерянный, как у него самого взгляд Саске, Наруто не выдержал и, запрокинув голову, громко заржал. Саске к нему присоединился — слишком нелепо все это звучало. Вслед за ними грянул дружный хохот группы «Суна» и Карин, которая была в курсе этой истории.
В дверь постучали, в проеме нарисовался Какаши.
— Парни, ваш выход. Зажгите там, — подмигнул он и вышел.
— Все, ребята, работать пора, — поднялся со стула Гаара.
Группа «Суна» прихватила «рабочий инвентарь» и, все ещё похохатывая, направилась на сцену.

***
Появляясь из-за кулис, ребята совсем не волновались, они были слишком заняты тем, что пытались сдерживать рвущийся наружу смех. История Сая несказанно порадовала Наруто и развеселила остальных. Их злое веселье передалось через музыку залу, и толпа принимала это с восторгом, отрываясь от души.
«Суна» была на высоте. Шукаку без устали скакал по сцене, одаривая фанатов соблазнительно-свирепым оскалом. Его охрипший от крика голос заводил толпу не хуже ЛСД, а энергетика буквально доводила до исступления. Канкуро без дыма, клубящегося вокруг него, смотрелся непривычно четко, что, впрочем, не мешало ему выдавать виртуозные соло, от которых разве что гитара не дымилась. Темари старалась не отставать от братьев, полностью погрузившись в музыку. Она скакала по сцене не менее резво, чем Гаара, подпевая ему и перебирая струны гитары, то и дело замирая над толпой, тянущей к ней руки, и опасно наклоняясь над морем возбужденно кричащих лиц.
Со своего места Наруто мог беспрепятственно наблюдать за друзьями и залом, откровенно наслаждаясь шоу. Узумаки был счастлив ощущать себя частью этого безумия, какая-то дикая радость бурлила в груди и разрывала легкие, требуя выхода. Он был рад поделиться ею со всеми желающими, и шабаш, устроенный его группой на сцене, подходил для этой цели как нельзя лучше. Определенно, это было лучшее выступление «Суны» на его памяти.
Выступление «Таки» началось практически без перехода. Не успел смолкнуть последний аккорд гитары Гаары, как зазвучал глубокий голос Саске, и огни прожекторов переместились в угол сцены, где из-за кулис выходил сам обладатель голоса. Постепенно, словно из ниоткуда, появились остальные участники группы, заняв места прежних исполнителей. По залу пронесся многоголосый девичий визг, сметающий все на своем пути. К сцене прихлынула волна женских тел, оттеснив мужскую половину вглубь зала, и вечер продолжился под лозунгом «женщины тоже любят металл». «Така» не подвела, ребята выложились на полную. Поддавшись бесшабашной, хулиганской атмосфере, царившей в клубе, Саске вовсю флиртовал с залом, за что был вознагражден восторженными криками и взглядами, полными обожания и преклонения.
Когда настало время финальной песни, на сцену вновь вышла «Суна», и завсегдатаи «Reload» первыми удостоились чести услышать новую песню Саске в исполнении обеих групп. И оно того стоило. К созданию музыки этой песни приложили руку практически все, кто сейчас стоял на сцене и каждый постарался, вложил в нее что-то от себя. Так что слушатели могли сполна насладиться многочасовой работой командной игры Дзюго и Наруто, отбивающих сложный, но гармоничный ритм, иногда сменяющийся энергичной, почти безумной дробью. Многогранным, сочным звучанием сразу нескольких гитар, и, конечно, несравненным дуэтом таких разных, но таких созвучных голосов Саске и Шукаку, то и дело сменяющих друг друга.
Смолкли последние звуки, и зал взорвался безудержным ревом. Наруто совсем не удивился, если бы оказалось, что этот крик был слышен на другом конце города. Перед тем как уйти за кулисы, Саске порадовал фанаток, подписав протянутым маркером несколько автографов. Желающих получить легендарную подпись было много, каждая девушка стремилась подставить под руку кумира какую-нибудь пикантную часть тела — грудь, плечо, бедро или живот — но Саске ловко делал вид, что не замечает этого, и упорно штамповал свои каракули на ладонях и предплечьях. Похожая судьба постигла и других членов группы «Така». Для них ситуация была привычной, поэтому они без разговоров раздавали автографы направо и налево, не забывая при этом улыбаться и шутить. Вот для «Суны» все это было внове, и в первые секунды они растерялись, когда какая-то девица, выцарапав автографы у всех таковцев, пристала с той же целью к ним. Эта девушка была первой, но далеко не последней, кто возжелал обзавестись таким сувениром. За ней последовали остальные, и через десять минут вокруг четверки металлистов было не протолкнуться. Несколько особенно восторженных почитателей их талантов сделали себе снимки на память.
Во всей этой суматохе Наруто почти не обращал внимания, на чем расписывается, и потому не сразу сообразил, когда перед глазами мелькнул знакомый прямоугольник фотографии. Его фотографии. «Блядь!» — успел подумать он, поднимая голову, чтобы узнать, кто протянул снимок, но рука с фотографией уже исчезла за теснящимися телами, загородившими её обладателя. Искать его в такой толчее было бесполезно, Наруто это прекрасно понимал, потому остался на месте. Кто-то дернул его за руку. Обернувшись, он обнаружил, что это Саске тянет его за кулисы. Остальные ребята уже были у выхода со сцены. Вздохнув, Наруто последовал за Учихой.

***
— Молодцы, хорошо поработали, — сказал Итачи, входя в стоящую на ушах гримерную. Вернувшись сюда, ребята обнаружили, что на столе их ждет целый ящик выпивки с поздравлениями от Хатаке. Празднование началось немедленно. Канкуро как раз сказал первый тост, когда в гримерной появился Итачи.
— Попрошу минутку внимания. Знакомьтесь, это Нагато-сан. Он будет снимать ваш клип.
Итачи отошел в сторону, и в комнату шагнул молодой человек, увешанный серьгами и штангами, как новогодняя елка.
— Твою за ногу! — прокомментировал это явление Канкуро.
— Добрый вечер, молодые люди. Будем знакомы? – подал голос гость.
— Добрый, — ответил за всех Саске, вопросительно покосившись на брата. Итачи ободрил его кивком, и Саске продолжил: — Я — Учиха Саске, вокалист группы «Така».
— Узумаки Наруто, ударник, «Суна» — поддержал Учиху Наруто.
За ними представились остальные, на этом взаимные приветствия и закончились.
— Ну, раз мы все теперь знакомы, может, продолжим? – с надеждой спросил Канкуро. Курить ему никто не разрешал, но ведь и пить не запрещали. Таковцы неуверенно замялись, не решаясь продолжить пирушку на глазах высокого начальства, но ребята из «Суны» плевать хотели на субординацию и потому тут же вооружились пластиковыми стаканчиками и начали разливать напитки, не забыв и про Итачи с Пейном.

***
Пейн был доволен. Ребята оказались именно такими, как он их себе представлял: молодыми, энергичными и непосредственными. Появившуюся было неловкость благодаря младшему Учихе удалось преодолеть практически сразу, хотя Нагато небезосновательно подозревал, что в этом немалую роль сыграл алкоголь, в некотором количестве уже принятый молодыми людьми. Его быстро приняли за своего и, не стесняясь, рассказывали смешные истории иногда весьма фривольного содержания, в которых часто фигурировал некий Сай. Надо заметить, наслушавшись их, Нагато решил, что этот Сай довольно колоритный персонаж, который мог бы оживить сюжет клипа. Посмотреть бы еще на него, а ну, как окажется, что он и для съемок сгодится.
Пейн и не подозревал, как скоро ему представится такая возможность.

***
— Празднуем? – осведомился Сай, проскальзывая в приоткрытую дверь.
— Сай, мой оз’боченный друг! – развязно заорал вдупель пьяный Канкуро. – Мы как раз т’бя вспоминали, д’вай к нам!
— Сладенький, я смотрю тебе уже не терпится, — промурлыкал «озабоченный друг», расплываясь в слащавой улыбочке, не предвещающей Канкуро ничего хорошего.
— Ага, остал’сь смазать и зас’дить, — ответил он и гоготнул собственной удачной шутке.
Наруто, Саске и Темари дружно подавились выпивкой, обрызгав всех рядом стоящих. Глаза Сая загорелись демоническим огнем, но Канкуро продолжал не замечать грозящей опасности.
— Ловлю тебя на слове, Сладенький.
— Да, хоть на опарыша, — отмахнулся Канкуро и присосался к бумажному стаканчику, полностью отрешившись от реальности.
— По-моему, ему уже хватит, — осторожно заметила Карин, внимательно наблюдая за его действиями. – Кто «за»?
Все присутствующие, кроме Сая и находящегося в алкогольной нирване гитариста, подняли руки.
— Единогласно, — объявил результаты голосования Итачи.
— Этому столику больше не наливать, — хохотнул Суйгецу. – А я бы не отказался ещё от одной. – С этими словами он выудил из ящика новую бутылку и начал её распаковывать.
— Эй-эй, приятель, полегче! – замахал на него руками Дзюго. – Ты что надраться собрался? Я тебя домой не повезу, так и знай!
— Очень надо, — хмыкнул в ответ Суйгецу. – Я домой и не собирался, чтоб ты знал. Мне и здесь хорошо!
— Я бы на твоем месте не стал тут ночевать, — возразил ему Укон.
— Почему?
— Оглядись вокруг, дебил, это же настоящий притон извращенцев.
— А, по-моему, нормальный клуб, как все.
— То-то и оно, что нет. Думаешь, такие ребята в каждом клубе есть? – ткнул пальцем в Сая Укон. – Забыл, что он рассказывал перед выступлением?
— Ты про ту историю с изнасилованным танцором?
Сидящая рядом Карин громко закашлялась, захлебнувшись пивом, и прохрипела:
— Никто не говорил, что того фрика изнасиловали. Сай сказал, он себе бой-френда нашел.
— Ага, ты бы тоже себе бойфренда быстро нашла, если бы какой-нибудь мордоворт тебя поимел во всех позах, а потом пригрозил ноги переломать, если на кого другого посмотришь.
— Он такого не говорил!
— Но имел в виду!
— Все, придурки, заканчивайте! От ваших эротических фантазий меня скоро мутить начнет!
— Все-все, молчу! – успокоил её Укон и последовал примеру Канкуро, зашаманив над стаканом.
Дзюго какое-то время молчал, задумчиво глядя на устроившихся в одном кресле Саске и Наруто.
— Как думаешь, у них это серьезно? – толкнул он локтем Карин.
— Думаю, да, — пожала плечами та, проследив за его взглядом.
— Никогда бы не подумал, что Саске нравятся парни.
— А я не удивлена. Ты видел, как он с девушками обращается?
— По-моему, нормально, — пожал печами Дзюго.
— Козел! С тобой бы так обращались! – возмутилась Карин.
— А что такого-то? – продолжал не понимать здоровяк.
— А ты представь, что ты пошел с девушкой на свидание. Представил?
— Ну?
— Ночью у вас бурный секс, а утром её уже в твоей кровати нет! Ты ей звонишь — она не отвечает, ты её ищешь – а её и след простыл, ты её находишь, пытаешься поговорить – а она делает вид, что знать тебя не знает, но если приспичит потрахаться позвонит и спросит, хочешь ли ты повторить. Что ты скажешь о такой девушке?
Дзюго на минуту задумался, а потом ответил:
— Скажу — классная чувиха, трах-бах и никаких последствий.
— Блядь! Грррр, мужики! – в сердцах рявкнула Карин и, залпом осушив свое пойло, ушла депрессировать в другой угол.
— А что я такого сказал?! – крикнул ей в след Дзюго, но, поняв: подруга больше не вернется, вздохнул и присоединился к Укону в его медитации.

***
Пейн был в восторге. Накачавшись коктейлями и пивом, ребятки начали вести себя ещё свободней, чем раньше. Так заинтересовавший Нагато Сай оказался довольно высоким стройным парнем с белой кожей и короткими черными волосами. И вообще, он весь был какой-то черно-белый, словно персонаж старого немого фильма, впрочем, немым он точно не был. Говорил Сай негромко и манерно, но эффект от его фраз был как от бомбы. Всех буквально плющило и колбасило, стоило черно-белому юноше открыть рот. Казалось, для него вообще нет нравственных запретов. Что самое интересное — при всей своей испорченности и пошлости парень вовсе не выглядел вульгарной шлюхой или кем-то вреде того. Скорее он был похож на развлекающегося ребенка, которому очень интересна реакция окружающих на те или иные его действия.
Забавный тип. Решено, он будет сниматься в клипе Пейна.

***
За полночь Итачи отвез Наруто и Саске домой. Ввалившись в комнату, парни тут же повалились на кровать, не раздеваясь. В голове у обоих шумел хмель, сумбурные события вечера ясности мысли тоже не добавляли.
— Бля, не стоило мне столько пить, — пробормотал Наруто, уткнувшись лицом в покрывало.
— И ни тебе одному, — отозвался с другого конца Саске.
— Тебе плохо? – Наруто осторожно приподнял голову, чтобы посмотреть на брюнета.
— Нет, хорошо.
— Тогда к чему эти жалобы?
— Потому что завтра будет плохо, — резонно ответил Саске.
— А, ты об этом. Да, ладно, не так уж много мы выпили, кажется.
— М? – заинтересованно поднял голову Саске. – Может, хочешь проверить?
— Можно, — согласился Наруто. – А как?
— Ты что телевизор не смотришь? – хмыкнул Саске. – Проведем тест. Ну-ка встань.
Наруто послушно сполз с кровати и, утвердившись на ногах, вопросительно посмотрел на Учиху.
— Отойди к двери, — продолжил давать ценные указания тот. – Так, хорошо. Теперь пройдись по прямой.
— По какой прямой? – растерялся Наруто.
— По какой? – переспросил Саске, подползая к краю кровати. – Действительно, по какой?
Свесив ноги, Учиха некоторое время разглядывал девственно чистый пол.
— Твою мать, и нарисовать нечем. Ну, ладно, ты представь, что она есть.
— И как интересно я должен это сделать? – озадаченно нахмурился Наруто.
— Чем ты на уроках занимаешься, Узумаки?
Наруто пожал плечами. Это могло означать что угодно.
— Все с тобой ясно. Ладно, слушай сюда. Представь, что ты поезд. Ты едешь из пункта «А» в пункт «Б»…
— А чо сразу поезд? – перебил его Наруто.
— Ну, танкер, — предложил Саске.
— Какой на фиг танкер?
— Ну, я не знаю. А кем ты хочешь быть? – развел руками Саске.
— Я хочу быть ковбоем, — заявил Наруто.
— Ковбоем? – недоверчиво сощурился Учиха.
— А что, не похож? – Наруто повернул голову в профиль, демонстрируя свою похожесть.
Саске задумчиво скосил на него один глаз, потому другой (оба никак не хотели собираться в кучу).
— Почему же, похож. А, хуй с тобой, будешь ковбоем. Значит так: ты — ковбой, едешь с дилижансом из пункта «А» в пункт «Б».
— Это куда? – заинтересовался Наруто.
— Это сюда, – Саске показал пальцами «конечный пункт» — свои колени.
— А мне нравиться пункт «Б», — пьяно хихикнул Наруто.
— Потом он тебе понравится ещё больше, малыш, — многообещающе улыбнулся Саске.
— Жду не дождусь. Так что там с пунктом?
— Представь прямую и топай сюда.
— Ага, сейчас.
Наруто сосредоточился, оттолкнулся от двери и по замысловатой кривой просеменил прямо к Саске, где и плюхнулся к нему на колени.
— Это была прямая? – удивился Саске.
— Не знаю, но я же здесь — значит, это была прямая, — привел свои доводы Наруто.
— Согласен, — кивнул Саске. – Тест на прямохождение ты прошел, теперь будет тест на меткость.
— Это как?
— Ты должен попасть пальцем в цель, — пояснил Саске.
— Пальцем в цель? — расширил глаза Наруто. – Значит это тест на целкость?
— Э? – не понял Саске, подумал и кивнул: — Точно.
— И где же цель?
— А цель – это нос! – гордо просветил блондина Саске. – Все понял?
— Ага.
— Тогда давай, начинай.
Наруто поднял руку с оттопыренным указательным пальцем, тщательно прицелился, высунув от усердия язык, и ткнул Саске в нос. Немая сцена.
— Я попал? – осторожно спросил Наруто.
Саске скосил глаза к носу, разглядывая палец.
— Кажется, да.
— Классно, — счастливо заулыбался Наруто. – Теперь я требую награду.
— И я её тебе с радостью дам, — промурлыкал Саске, убирая от своего носа палец Наруто и склоняясь к его лицу.
— Мне нравится, как это звучит. Ты мне дашь? – заурчал Наруто прямо в губы Саске.
Саске ничего не ответил потому, что его рот был занят губами и языком самого Наруто. Язык был упругим, теплым и подвижным, от его прикосновений хотелось мычать в голос и лизаться в ответ, что Саске и делал. Он увлекся поцелуем, и звук расстегиваемой молнии стал для него полной неожиданностью. Следующее, что он почувствовал, была рука Наруто, оглаживающая его член через трусы. Если раньше голова у Саске кружилась, то теперь её просто унесло. Полностью отключив последние функционирующие области мозга, он пребольно вцепился в обтянутые джинсами ягодицы Наруто и с удвоенным энтузиазмом набросился на его губы. А шаловливые пальчики, тем временем, начали легонько царапать его хозяйство, и позвоночник Саске пронзила неконтролируемая дрожь. Громкий стон сорвался с его губ и утонул в горячих недрах рта Узумаки.
— Тебе нравится? — шепнул Наруто, отрываясь от Саске.
— Очень, — хрипло выдавил тот в ответ.
— И на что это похоже? – тихо спросил блондин, теснее прижимая свои бедра к Учихе.
— Сейчас узнаешь, малыш.
Одна рука Саске отпустила половинку задницы Наруто, перебралась вперед и занялась его ширинкой. Несмотря на опьянение ему удалось справиться с замком довольно быстро, и уже через минуту Наруто заурчал под его прикосновениями. Впрочем, его собственная рука продолжала играть с Саске. Так они и сидели, неторопливо лаская друг друга через белье, но вскоре этого уже перестало хватать обоим.
Возбужденный до предела Наруто поерзал на коленях у Саске и уткнулся ему в шею, вдыхая пряный аромат кожи. Он всем телом ощутил, как Саске вздрогнул, когда его рука скользнула к нему в трусы, и пальцы обвили горячий ствол.
— Ох, черт, — сдавленно простонал Саске, толкаясь ему в руку, за что Узумаки вознаградил его легким укусом в основанием шеи. – Сильнее.
Когда смуглая рука задвигалась на его члене, Саске конвульсивно сжал пальцами член Наруто и тут же почувствовал, как над ухом раздается страстный стон, а на коленях выгибается стройное разгоряченное тело.
Дальше он действовал по наитию: высвободил из трусов изнывающий член Наруто и начал его дрочить, наслаждаясь приятным ощущением бархатистого пульсирующего органа в кулаке. Наруто от него не отставал, вынуждая стонать в голос и крепче прижиматься.
Разрядка наступила почти одновременно, Наруто потребовалось чуть-чуть больше времени, чтобы забиться в судорогах оргазма.
Тяжело дыша, обессиленная парочка повалилась на кровать.
— Это было охренительно хорошо, — улыбнулся Наруто.
— Не то слово, — согласился с ним Саске. – Ты когда-нибудь такое испытывал?
— Неа, а ты?
— Тоже нет. Значит тебе понравилось?
— Угу, — промычал Наруто, устало закрывая глаза.
— Мне тоже, — шепнул Саске и провалился в сон.

@темы: Naruto

   

Alternate Universe

главная